.

.

«Иркутские кварталы», разработанные в Сибирской лаборатории урбанистики

Елена Григорьева — один из самых влиятельных архитекторов Иркутской области,лауреат Государственной премии России в области архитектуры, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук,действительный член Международной академии архитектуры (Московское отделение). Окончила архитектурный факультет Иркутского политехнического института (ныне ИРНИТУ), стажировалась в Ирландии и США. Член Союза архитекторов с 1986-го, с 1996-го по 2008 возглавляла Иркутскую организацию Союза, с 2004-го – член президиума правления Союза архитекторов России, с 2008 — вице-президент союза. Неоднократная участница конгрессов Международного союза архитекторов.

Творческий багаж архитектора Григорьевой насчитывает более 100 проектов,значительная часть которых реализована. Среди самых известных проекты 130-го квартала, 10 школ для Иркутска, проекты развития Байкальского университета экономики и права и застройки двух микрорайонов для города Грозный.


— Мэрия готовит новую концепцию развития центра Иркутска в рамках проекта«Иркутские кварталы», в 2016 году собираются начать работу над его реализацией.Включён ли в эту работу союз? Сможет ли он стать по качеству исполнения в один ряд со 130-м кварталом?

— Во-первых, реализовывать можно только готовый проект, пока нами была разработана, а заказчиком – городской администрацией – одобрена концепция.Дальше следует работа над проектом планировки, в котором, помимо идеологии,рисунка общественных пространств и будет доработано всё, вплоть до сетей. Понятно,что реконструировать 11 кварталов и не обновить или проложить инженерные сети нельзя. Если вы обращали внимание, вдоль улиц столбы, на которых просто пучки проводов, кажется, что к каждой розетке ведёт отдельный провод. Всё потому что там нет настоящих сетей. Главная задача сейчас – сделать проект планировки с сетями и другими подробностями, ещё раз уточнить потребности собственников, чтобы они окончательно утвердились в том, о чём мы с ними говорили на стадии разработки концепции. И только после этого шаг за шагом работать с теми собственниками, кто готов инвестировать, осуществлять эту грандиозную программу. Я уверена, что, если следовать этой утверждённой концепции, всё получится, и значительная часть центра будет приведена в порядок.

Сохранение исторических красных линий – границ кварталов, восстановление памятников, отказ от прокладки транзитной магистрали по живой ткани исторического центра. Надо уметь работать в сложившихся за 3,5 века габаритах кварталов.Остановить рост офисных и торговых площадей в центре, отрегулировать транспорт и парковки, потому что ткань старого города не выдерживает такого напора. Здесь должно быть разнообразие: и жильё, и объекты культуры, в кварталах есть для этого предпосылки, должны быть и рекреационные зоны внутри кварталов. Никто не отменял пропорции между застроенной зоной и озеленением. Без зелени и общественных пространств с высоким уровнем благоустройства не добиться комфорта, не достичь процветания бизнеса.

Я твёрдо убеждена, что если руководство города будет способствовать продвижению этого проекта, а собственники будут заинтересованы в его развитии, то Иркутск уже в ближайшие годы сможет гордиться этими кварталами.

При этом мне не нравится, когда говорят, что надо «тиражировать опыт 130-го квартала с учётом недостатков и достоинств». Учитывать недостатки и достоинства – конечно. Но тиражировать в историческом центре ничего нельзя. Каждый квартал уникальный,надо найти его градостроительную суть, его образные и исторические мысли и развивать их. Тогда будет успех.

— Одна из важнейших проблем Иркутска — это заброшенные деревянные памятники архитектуры, которые бесконечно горят. Реально ли, на ваш взгляд,как-то изменить ситуацию, восстановить их, пока это ещё возможно? Почему опыт 130-го квартала, на ваш взгляд, по-прежнему не перенесён и на них?

— Это не только реально, а остро необходимо. Главное, что произошло в Иркутске за последние годы, это создание прецедента успешного квартала с деревянной архитектурой. 130-й квартал вопреки нашим (авторов — ред. ) ожиданиям фактически притянул центр жизненной активности города. Мы не рассчитывали на такой успех,хотя понимали, что общественное пространство, проложенное посередине, поможет бизнесу эффективно работать. Прецедент создан, теперь в городе никто не может сказать, что «деревяшки», как их небрежно называли 5-10 лет назад, портят облик.Сказать, что они, мол, совершенно не эффективны, в них ничего нельзя разместить,поэтому их надо под бульдозер, а на их место строить новые здания. Так теперь уже не говорят, благодаря феномену 130-го квартала.





















«Иркутские кварталы», разработанные в Сибирской лаборатории урбанистики, и есть тот следующий шаг, который сделан для будущего развития центра города.

— А что вы думаете по поводу строительства в историческом центре новых зданий? Не раздражает появление там всё новых и новых торговых центров?

— Город – это сложный организм. Иркутск исторический славится тем, что каждое время оставляет свой след. Поэтому я не сторонник того, чтобы центр города был законсервирован и там ничего нового не появлялось. Появляться новое может, но оно должно учитывать соседство зданий других поколений. Это не значит, что они должны стилистически подстраиваться под них, это и невозможно, потому что в центре города есть и деревянные здания, и сибирское барокко, и классицизм, и модерн, и конструктивизм, представлен и период советского модернизма, и здания постмодернизма. Имитировать бессмысленно, надо использовать современный архитектурный язык, но учитывать то, что стоит рядом.

Что касается торговли, то, как я ранее говорила, исторический центр города уже просто перенасыщен торговыми центрами, отсюда и беды, транспортные в том числе. Надо ослаблять нагрузку на центр, искать альтернативы, разгружая его.

— Как вы относитесь к современной городской архитектуре?

— Я сама отношусь к ней, я современный архитектор. Строю в любимом, историческом городе Иркутске. Не только в новых микрорайонах, но в и центре.

  • Проект Григорьевой - бассейн в Иркутске
  • Проект Григорьевой - Дом музыки им. Мацуева

Современная архитектура разная. Бывает уместная, бывает неуместная. И это меня больше волнует, чем подробности фасадов. Тем более что сейчас фасады навесные,которые можно менять. А вот сомасштабность архитектуры человеку и окружающей застройке – это важно. Отношение к общественному пространству – важно. Его,общественное пространство, нужно сохранять, а иногда даже где-то добавить на благо городу и заказчикам.

— Руководитель рекламного агентства «Brandabillity» Елена Чемезова считает, что историческое место и бренды не совместимы, говоря про 130-й квартал. Что вы думаете по этому поводу?

— Мне тоже не нравятся вывески на иностранных языках в 130-м квартале. Если это имеется в виду, то мы с ней единомышленники. Мне кажется, здесь надо тоньше работать с брендами, потому что они ради выгоды идут на контакт. Идут даже на ребрендинг, они подстраиваются к ситуации. И если этот квартал феноменально успешен, пропуская через себя большой поток посетителей, то они пойдут на уступки,согласятся на кириллицу в том числе. Во всяком случае, такие попытки делать нужно.В стенах «Модного квартала» можно делать что угодно, но на улице надо как-тоделикатнее относиться к дереву.

На самом деле,бренды туда стремятся. А поскольку правила не установлены,последствия налицо. 130-й квартал уродует многочисленная и хаотичная реклама.Штендеры, баннеры, вывески, плакаты и прочее. Даже замечательное здание,перенесённое с улицы Гаврилова, памятник со статусом, страдает тем же – большой участок бревенчатой стены закрыт плакатом. То же самое с памятником по улице 3-го Июля. Уж люди культуры-то должны понимать красоту бревенчатой стены. Если стена глухая, без окна, это не значит, что её надо занавесить гигантским баннером. Реклама на памятниках неуместна и запрещена законом.

Когда мы разрабатывали 130-й квартал, мы подобрали множество аналогов, какими должны быть вывески. Металлические кронштейны, перпендикулярные стене, вывески,вписанные в архитектуру зданий, с подчинёнными стилевому единству шрифтами на торговых улицах Иркутска применялись в старые времена вполне успешно. Не зря же Чехов сказал, что Иркутск — город интеллигентный. Кричащая реклама неуместна.Следует навести порядок, установить правила, а потом контролировать следование этим правилам.

— А какое будущее ждёт 130-й квартал? Судя по ведущемуся строительству, он ещё будет расти?

— Квартал почти закончен, осталось доработать улицу Кожова и обустроить до неё пешеходный променад. Идёт процесс перенасыщения, в том числе и зданиями.Появилось несколько самостроев, которые поставлены незаконно, ни с кем не согласованы. А ведь это не просто каприз архитектора, которому не хочется, чтобы между зданиями, стоящими на своих родных местах, возникали новые постройки. Это вопрос безопасности. Недавний пожар в «Кинзе» был предостережением, на мой взгляд. И управляющая компания, которая следит за застройкой квартала, и городские службы должны предпринять конкретные меры, чтобы убрать эти самострои. Ведь проект несколько раз проходил проверку у пожарных, все эти расстояния между домами выверены, поставлены брандмауэры где надо, промерены подъезды для пожарных машин. Самострои, которые заполняют пространство между домами, — это большая опасность.

Ждём, что в ближайшем будущем будет возведён пешеходный мост через улицу 3-го Июля, и система общественных пространств в городе закольцуется, объединится с набережной. Станет и сама набережная непрерывной, благоустроенной на всём протяжении, чтобы по центру города можно было гулять с удовольствием, не преодолевая каких-либо преград.

— Какие ваши проекты считаете удавшимися с эстетической точки зрения?

— Одно из любимых произведений – это два новых учебных корпуса БГУЭП. Мы сразу нашли общий язык с заказчиком, это помогло сделать современную архитектуру с достаточно ярким образным решением и передовыми технологиями. Удалось добавить университету достойное количество новых учебных площадей и связать в единое целое несколько блоков разного времени постройки, улучшив учебный процесс. При этом мы сохранили ткань города, оставив и обустроив те три пешеходные тропинки, которые связывают улицы Карла Маркса, Ленина и Горького. На их пересечении организовали круглую площадь, подчеркнув её незамкнутым круглым зданием. И высотный регламент был не превышен. В то же время и ректор, и университетская общественность, и студенты остались довольны результатом.

К сожалению, не успели достроить ещё два корпуса. Один из них очень важен, он выходит на улицу Горького, к двум историческим домикам. Мы сделали эскизный проект, там должен быть атриум, зал учёного совета, ещё несколько аудиторий,международный отдел и кафе, выходящее на внутреннюю улицу. Может быть, ещё удастся эти планы реализовать в дальнейшем.

Очень рады, что, наконец, в этом году заработал Планетарий. Это уникальное по своей технологии и важности для образования, науки и культуры здание хорошо вписано в рельеф 130-го квартала.

— Посещения каких мест в городе вы принципиально избегаете?

— Много лет обходила стороной шанхайский рынок. Мне было неприятно там находиться, потому что там грязно, хаотично, весь этот мусор… Да и вопрос безопасности. Для меня это было самое ужасное место в городе Иркутске.

Я живу в центре и не очень-то часто бываю во многих районах, но знаю, что творится в некоторых из них и какие там сложности. Надеюсь, у города дойдут руки и до отдалённых от центра территорий.

— Насколько Союз архитекторов встроен в работу органов власти города и региона?

— Вы знаете, я только вернулась с городского градостроительного совета, и мне кажется, что здесь есть положительные тенденции. Были времена, когда союз существенным образом влиял на градостроительную политику города и региона, это была эпоха советского модернизма. У руля в архитектурных органах власти стояли такие мастера, как Кербель, Шматков, Бух, а главным архитектором Гражданпроекта и председателем Иркутской организации Союза архитекторов (до 1986-го — ред. ) был Павлов. Потом настали трудные 90-е, далее не менее трудные нулевые годы, и временами контакт между архитектурной профессиональной общественностью и руководством города и области исчезал напрочь. Это имело печальные последствия для города. Были произведены нелегитимные землеотводы, нанесён ущерб транспортной сети, потеряна часть общественных пространств. Частично пострадали зелёные зоны.

Мы очень надеемся, что сейчас градостроительная политика будет новой, той, о которой сегодня говорили и мэр, и члены градсовета, обсуждая корректировку генплана города.При этом постоянный контакт с руководством необходим. У нас в союзе заработал дискуссионный клуб. Эти дискуссии очень помогают, и если руководство будет в них участвовать, то городу и региону это будет на пользу.

— Новый губернатор Иркутской области Сергей Левченко пообещал всяческое содействие Союзу строителей в решении поставленной им задачи – достижения показателей сдачи жилья в 1,5 миллиона квадратных метров в год. Вы, как человек из смежной области, верите в подобные цифры и в их востребованность на рынке?

— Если наш строительный комплекс с помощью администрации обеспечит 1,5 миллиона – это будет чудо. В советские времена, в 80-е годы, миллион и даже больше удавалось выдать с помощью панельного домостроения, которое в начале 90-х было уничтожено.Как выдать 1,5 миллиона монолитными и кирпичными жилыми домами? Обещают новые сборные конструкции. Ну,дай-то бог. Тогда может появиться и доступное жильё.Будет работа и у строителей, и у архитекторов. Сейчас все мы находимся в глубоком кризисе. Самое время для рефлексии…

Нет комментариев Добавить комментарий